ШКОЛА ЗВОНАРЕЙ

Наши новости

Полтора месяца в Верхнеуфалейской школе звонарей проходит курс обучение для тех, кто хочет овладеть звонарским искусством.

За это время «курсанты» изучили основы истории колокольного звона. И сейчас готовятся к защите по данному предмету. Основная учеба продолжается. Три раза в неделю встречаются будущие звонари с преподавателями по музыкальным основам (Сиунова О.И.), литургике (настоятель храма протоиерей Александр Городинский) и теории и практике колокольного звона (Лютиков К.Л.).

Сегодня мы побеседовали с Константином Лютиковым о его опыте преподавания и о том, что уже изучили будущие верхнеуфалейские звонари.

— Константин, звонарь в храме – очень редкая профессия. Вы уже почти 19 лет трудитесь звонарем. Как Вы встали на этот путь?
— Свой звонарский путь начал в 2001 году в Иоанна — Предтеченском кафедральном соборе г. Екатеринбурга. Обучение проходил непосредственно на колокольне: смотрел, как звонит звонарь. Научился исполнять из всех звонов только благовест. Но после двух месяцев случилось так, что меня поставили старшим звонарем в кафедральном соборе. Первые полгода было тяжело: приходилось учиться самостоятельно, слушал чужие звоны, учил по нотам исторические звоны, отрабатывал свою технику, полагаясь на волю Божью. В конце 2001 года появились первые ученики. И с 2002-2004 гг. назначили старшим звонарём кафедрального собора Иоанна Предтечи, а в 2003 – еще и Храма-На-Крови. А в 2004 был призван в армию. После окончания службы в рядах Российской Армии в 2006 году продолжил работу звонарём в Екатеринбурге. В 2007 стал инструктором в звонарской школе под руководством священника Дмитрия Бажанова. В 2008 переехал в г. Полевской, где сейчас тружусь звонарём в храме Святой Троицы и обучаю будущих звонарей.

— Сейчас появилось новое устройство, «электронный звонарь», зачем обучать человека звонарскому искусству?
— Согласно церковному уставу существует всего 4 вида звонов: благовест, трезвон, перезвон, перебор. Но у каждого звонаря они звучат по-разному. Потому что у каждого свой стиль исполнения, согласно той или иной традиции звонарской школы. Конечно, «электронному звонарю» можно заложить любую программу. И он исполнит и ростовский стиль, и новгородский, и Троице-Сергиевский. Только ни чего хорошего в этом нет. В той же самой Троице-Сергиевой Лавре колокола – исполины, извлекаемый из них звук богатый и насыщенный, а на колокольнях в небольших городах колокола чаще меньших размеров, поэтому звучание будет хуже и беднее. И только у звонаря получится живое звучание. Только человек, а не бездумная программа, может оценить силу и возможность каждого колокола и извлечь из него лучший звук. Кроме того, в Типиконе, богослужебном уставе, сказано, что звонарь должен во время звона читать определенные молитвы. Так же, как и священник во время богослужения возносит молитвы Богу, так и звонарь должен во время звона молиться.
— Какую из школ вы считаете лучшей?
— Мне ближе школа Троице-Сергиевой Лавры. Звон этого стиля отличается от других тем, что в нём используется 4 зазвонных колокола. Он очень энергичный, ритмичный. И считается самым сложным из-за богатства рисунков исполнения. Хочу отметить, что история развития екатеринбургского звона берет начало именно от Троице-Сергиевой Лавры. Дело в том, что на колокольне собора Иоанна Предтечи, единственном храме, который не закрыли в советское время, задолго до меня звонили ученики известного игумена Михея, монаха и звонаря Троице-Сергиевой Лавры. Игумен Михей, ныне почивший, известнейший звонарь, умевший и знавший дореволюционные традиции Троице-Сергиевского звона. Традиции Иоанна Предтеченского собора ближе к ним по энергии звучания, ритмическим рисункам. Маститые звонари Екатеринбурга, такие как, например, священник Дмитрий Бажанов, который впоследствии основывал екатеринбургскую школу звонарей, один из тех, кто обучался у учеников игумена Михея.
Школа Ростовских звонов тоже уникальна. Но здесь внимание, в отличие от стиля Троице-Сергиевой Лавры, акцентируется на больших колоколах. И звоны здесь тягучие, медленные, размеренные, монастырские с ритмически спокойными рисунками. Ростовские звоны, как и Троице-Сергиевские звоны, уникальны тем, что сохранили дореволюционную традицию. Нравятся звоны Петропавловского собора своими нестандартными рисунками звучания.

— Вы обучаете участников Верхнеуфалейской школы звонарей какому — то одному стилю?
— Звонарь не должен развиваться однобоко. Я сам стараюсь не стоять на месте: принимал участие в различных фестивалях колокольного звона: Московском, Омском, Екатеринбургском, Даниловского монастыря. В настоящее время активно принимаю участие в Открытом областном фестивале колокольных звонов «Уфалейский благовест». Везде стараюсь подчерпнуть новое для себя. И учеников знакомлю с разными школами звонарского искусства.

— Что уже умеют ученики Верхнеуфалейской школы звонарей?
— Обучились основам. Сейчас обучаем трезвон, чтобы добавлять разнообразие в звучание. Будем ставить конкретно звон, постараюсь, чтобы, когда они звонили, у них был разный звон, индивидуальность звучания. Делаю упор, конечно, на то, чтобы впоследствии ученики могли звонить на колокольнях Челябинской епархии. Здесь характерно использование трех малых колоколов. И наша звонница смонтирована с тремя зазвонными колоколами. Изучаем Устав, развеску колоколов, технику безопасности, проверку технического состояния колоколов и многое другое.
Ребята из первого набора попались очень талантливые, быстро все схватывают. За два практических занятия, не в совершенстве, конечно, есть небольшие нюансы, которые нужно отшлифовать, они уже готовы показать, как отработали новый материал. Быстро двигаемся. Талантливые ребята. Впереди еще много того, чему им необходимо обучится. И я уверен, у них это получится.

По материалам группы
https://vk.com/club181008074

Добавить комментарий