Когда предметы говорят о войне 6

Наши новости

О чём молчишь ты, старый репродуктор?

Неказистая на вид черная радиотарелка хранится в Верхнеуфалейском музее уже почти четыре десятилетия. На экспонате сохранилось заводское клеймо: репродуктор изготовлен Нижегородским телефонным заводом имени Ленина в 1930-е годы. Был передан в дар музею Валентиной Степановной Билько. Согласно имеющимся данным, располагался на городском радиоузле.
Простенький прибор в довоенные годы был главным источником информации для народа. По данным статистики, в 1937 году каждый пятый советский человек старше 10 лет был безграмотным. Именно поэтому знаменитая «черная тарелка», висевшая едва ли не в каждом доме, имела огромное значение: она была не только единственным источником информации, но и действенным орудием агитации и пропаганды.
Начиная с 20-х годов, радио, как средство массовой информации с наибольшим охватом аудитории, стало основным инструментом, формировавшим кругозор и мировоззрение граждан СССР. По радио передавали политические новости и производственные достижения, транслировали футбольные матчи, советский фольклор и музыку. В довоенный период на 1000 советских граждан приходилось 25 радиоточек.
Этот прибор пользовался большой популярностью у населения. В условиях более чем скромного быта радиотарелка была заметной частью интерьера и предметом гордости владельца.
В годы Великой Отечественной войны радио обрело особую силу. Перед репродукторами на улицах и в домах собирались люди в тылу, чтобы услышать объявления о ходе боев. По радио транслировали песни для фронтовиков, поддерживали дух людей, ожидавших возвращения с войны своих родных, вселяли в их сердца надежду на победу. «Говорит Москва» – слушали бойцы на фронте и партизаны в лесах, раненые в госпиталях и жители в осажденном Ленинграде. Это был голос с Большой земли, голос надежды на скорую победу.
В годы Великой Отечественной войны на радиовещание, помимо новостей, концертов и лекций, возлагалась также государственная задача – передача сводок Совинформбюро, передачи типа «Письма с фронта» и «Письма на фронт», приказы Верховного главнокомандующего, которые действительно поддерживали боевой дух советского народа в тяжелые годы войны и которых так ждали миллионы советских людей.
А что уж говорить о блокадном Ленинграде! Проводное вещание широко использовалось для оповещения населения о налётах вражеской авиации. Радиоточки в Ленинграде не умолкали. Первый сигнал о воздушной тревоге раздался из громкоговорителей на второй день войны, всего за время блокады сообщения о воздушной тревоге и артобстрелах прозвучали 3740 раз. Из более 400 тысяч радиоточек и около полутора тысяч уличных громкоговорителей в перерывах между передачами сухо стучал метроном. 50 ударов в минуту, что означало — город жив. При начале артобстрела или авианалёте по приказу штаба МПВО в студии включали проигрыватель с текстом тревоги, после чего ритм метронома достигал 180 тактов в минуту. По окончании бомбежки или артобстрела такт метронома возвращался до исходных 50 ударов. И так — всю блокаду. Кроме психологического успокаивающего воздействия стук метронома говорил и об исправности работы радио во время прекращения радиопередач.
А 9 мая 1945 года из динамиков радиотарелок раздался голос ликующего Левитана, рассказывающего всему миру о капитуляции Германии и долгожданной Победе советского народа!
В памяти людей «черные тарелки» навсегда остались символом, неразрывно связанным со страшными годами Великой Отечественной войны, хотя они сохранились и в послевоенное время, пока их не сменили радиоприемники.

Добавить комментарий